Регистрация Войти
Вход на сайт

Войти с помощью:


ТОП 10 новостей
» » "Записки международного террориста": Могильник. Часть 1

"Записки международного террориста": Могильник. Часть 1



"Записки международного террориста": Могильник. Часть 1

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. В октябре 2014 года я начал публиковать цикл "Записки международного террориста", в котором старался показать все стороны этой войны. Да и вообще войны, как явления. Сначала это были статьи. Потом они стали рассказами. А потом я прервался почти на десять месяцев. Почему не писал? Не хотел. Говорю вам честно. Но нет ничего хуже незаконченных дел. И эта история заслуживает того, чтобы быть рассказанной. Крайний текст, выложенный в минувшем июне, описывал события февраля 2015. И обрывался на моменте начала второго минского перемирия. Сегодня я расскажу вам то, что происходило после. О том, каким именно это "перемирие" было и является по сей день.

"Записки международного террориста": Могильник. Часть 1

МОГИЛЬНИК

(март 2015)

0. Казарма.

- Командир. Ну, отпусти на Пески.

Командир отрывается от изучения списков личного состава и удивлённо смотрит на меня.

- Ты ж теперь на штабе, Шекспир.

- Со штабом я это как-нибудь решу.

- Решай. Через рапорт.

- Плюс.

Чисто фронтовое слово накрепко впечаталось в лексикон. Равно как и казарменная привычка пить крепкий чёрный чай со сгущёнкой. Ну, когда она есть, разумеется. Каждый раз, как приезжаю домой, первым делом его себе навожу и ничего не могу с собой поделать - хочется. Нехитрое сладкое питьё отмечено как деликатес на уровне рефлекса. А рефлексы здесь вырабатываются быстро. То же и с этим словом. На фронтовом жаргоне оно означает некую общую краткую форму утвердительного ответа: «да», «есть», «принято», «вас понял», «хорошо» - и ещё бесчисленное количество подобных контекстов, собранных в одно короткое, ёмкое слово. Кто-то из наших заметил, что был человек на передовой или нет, сразу можно определить по тому, понимает ли он эту речевую форму. Нет, разумеется, братишка выразился проще, но смысл был именно таков. И ведь действительно: после первых боевых весь отряд, не сговариваясь, заговорил именно так. А многие будут так говорить и после того, как всё закончится. Война навсегда остаётся с человеком. В той или иной форме. И хорошо, если это сладкий чай, а не отсутствующая конечность или полученный в окопах хронический недуг.

Командир кивает и продолжает перекличку. Снова на Пески едут только добровольцы. Снова добровольцами вызываются все, даже находящиеся на больничном, как, например, Аватар, заработавший там хронику по лёгким. Моё собственное больничное заточение истекло вчера. Три недели после выписки из госпиталя меня продолжали никуда не выпускать. Начмед Юлия Владимировна сопротивлялась до последнего – с лёгкими и у меня были проблемы. Вообще-то она меня, мягко говоря, недолюбливает. Вероятно, за постоянные нарушения режима и наплевательское отношение к её стараниям по моему излечению. Что ж, в принципе, могу её понять. Однако больничный истёк и её медицинская магия более надо мной не властна. Впрочем, были обстоятельства и помимо медицины. Пока я лежал в госпитале, Варяг, не особо справляясь о моём мнении на этот счёт, прикомандировал меня к штабу. К отделу пропаганды гвардии. Ну, а кого ж ещё было загонять в эту вновь создаваемую структуру, как ни меня? Так мало того, по началу мне ещё и всучили Чудного в качестве напарника. Но длилась эта «пытка раздолбаем» недолго: через пару недель Чудный отбыл в Питер и больше я его не видел. Не все в этом мире рождены для войны. Ой, не все!

Впрочем, война у каждого своя. У каждого свои причины на ней находиться и далеко не каждый делится ими с окружающими. У кого-то эти причины остаются неизменными с самого начала. У кого-то они меняются под влиянием жизни. Каждый сам для себя решает, за что он воюет. Или за кого.

Построение закончилось. Разминая спину, неторопливо иду через холл в противоположное крыло здания. В свою комнату. Рапорт, значит… Ну, рапорт – так рапорт. Хоть десять. Добиться своего можно всегда. Особенно когда тебе очень надо. А мне очень надо. Иногда фронт – не самое худшее место в мире.

- Шекспир!

Уже подходя к двери, оборачиваюсь. Меня нагоняет Сфинкс, одетый по гражданке.

- Здорово, Серёга.

- Здорово. Слушай, Пашич, я могу у тебя оставить свой матрас? Из дома принёс, а теперь отсюда хрен что вынесешь обратно. Пусть у тебя пока полежит, чтоб ноги не приделали.

- Да не вопрос. Тащи.

Сфинкс кивает и быстро направляется по коридору в сторону своей бывшей комнаты. Он уходит из подразделения. Причём, уходит, громко хлопнув дверью. И в этом нет ничего удивительного: у нас сейчас многие поглядывают в сторону выхода.Павел Раста

nvrus.org - Жми репост!
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария: