Регистрация Войти
Вход на сайт

Войти с помощью:


ТОП 10 новостей
» » Николай Стариков - Правительство и Центробанк действуют не в интересах России

Николай Стариков - Правительство и Центробанк действуют не в интересах России



Так озаглавил интервью со мной и Александром Хирургом, как двумя представителями Антимайдана, либерально-прозападный журнал «Профиль». Интервью давалось 26 февраля 2015 года. При этом журналистка так старалась получить хоть что-нибудь «жареное», что ее поведение так не понравилось моему коллеге Хирургу, что в середине интервью … он просто встал и ушел. Далее на вопросы Алины Гарбузняк я отвечал соло.

Интервью планировалось «по Антимайдану», но судя по заголовку, ничего «жареного» совестливая журналистка так и не смогла «раздобыть»…

Николай Стариков - Правительство и Центробанк действуют не в интересах России

http://www.profile.ru/rossiya/item/93714-pravitelstvo-i-tsentrobank-dejstvuyut-ne-v-interesakh-rossii

"— Вы позиционируете себя как защитников страны от «оранжевой революции». Почему ваше движение появилось только в октябре 2014 года? Рейтинг президента высок как никогда, оппозиция слаба, вероятность революции ниже, чем когда бы то ни было. От кого вы хотите нас защищать?

Стариков: Я бы не сказал, что поздно. Наоборот, очень вовремя. Наше движение пока юридической регистрации не имеет, у нас идут дискуссии, надо ли нам регистрироваться. Наша задача — высказать точку зрения, которая, как мы убеждены, широко распространена в нашем обществе. Наш народ не хочет потрясений, не хочет развития событий по украинскому сценарию, но кто-то должен был высказать эту точку зрения так, чтобы к ней присоединилось большое число общественных деятелей и организаций.

— Александр, вас тоже не беспокоит несколько несвоевременное появление движения?

Хирург: Я вас сейчас поправлю. Это вы считаете, что первая акция «Антимайдана» была в октябре. А я вам скажу, что первая акция «Антимайдана» была в августе на Байк-шоу в Севастополе, туда пришло 200 тысяч человек. Для 340-тысячного Севастополя это значит, что весь город был на Байк-шоу. Это была первая акция «Антимайдана». Мы даже гимн «Антимайдана» взяли из музыкальной композиции кульминации Байк-шоу. Очень точный, емкий такой, мужской и роковый.

Николай Стариков - Правительство и Центробанк действуют не в интересах России

Стариков: Антимайдан – это идея, которая витала в воздухе уже давно. Просто в виде общественной организации она воплотилась в октябре. Все мы, участники «Антимайдана», по отдельности эти самые идеи высказывали и реализовывали раньше. Еще в марте в рамках нашей «Партии Великое Отечество» мы говорили о необходимости создать такую организацию. Просто в октябре мы смогли зримо объединиться.

Александр Залдостанов (Хирург): «Если государству потребуется от меня какое-то действие, чтобы его защитить, я буду действовать. Потребуется бить – буду бить»Фото: Максим Блинов / РИА Новости

— Вот вы сейчас объединились. А с кем бороться будете?

Стариков: Вы считаете, что организации создаются, когда есть угроза?

— Такие – конечно.

Стариков: Угроза может быть незримой...

Хирург: А вы считаете, что нет угрозы, что все хорошо?

— Мне кажется, что угрозы «Майдана» уж точно сейчас нет.

Хирург: Перекреститесь. А мне кажется, что есть.

— Объясните, по каким признакам вы ее определяете.

Хирург: В воздухе висит запах горелых покрышек.

— Как-то не чувствую.

Хирург: А я чувствую.

(Старикову) Вы тоже чувствуете?

Николай Стариков: «Я сейчас чувствую действие неких сил, которые стараются разорвать единое патриотическое движение, используя свойственные многим людям, в том числе патриотам, не лучшие качества»Фото: Елена Пальм / Интерпресс / ТАСС

Стариков: Все члены «Антимайдана» очень остро чувствуют запах горелых покрышек и готовы сделать все, чтобы он не присутствовал в московском воздухе. После того, как на Украине произошел переворот, мы начали высказывать идею создания определенной организации, которая поставила бы своей целью не допустить развитие событий по этому сценарию.

— Какие силы могли бы организовать такой переворот в России? После присоединения Крыма рейтинг Путина взлетел до 86%, оппозиция слаба, с конца 2012 года ее активность снижалась, и сейчас ее почти не видно.

Стариков: Очень приятно, что журналисты оппозиционного издания считают оппозицию слабой, редко попадаются либералы, которые трезво оценивают политическую ситуацию.

Хирург: Добавлю: то же самое чувствовала Ливия, Сирия и все те страны, где уже поработали технологии. Они точно так же думали, что ничего не происходит, что все хорошо.

— И все-таки, откуда запах покрышек?

Стариков: Оранжевый сценарий – это целая технология. Для этого нужно создать напряжение в экономике. В 2014 году после воссоединения России с Крымом наши геополитические противники начали сознательно создавать экономические трудности для нашей страны. Для этого США вместе с саудитами обрушили цены на нефть.

— Уже в марте?

Стариков: Да что же вы все к конкретным месяцам хотите привязать? Падение цен на нефть продолжалось весь 2014 год. Кроме того, Соединенные Штаты заставили страны Европы ввести экономические санкции против России и активировали у нас деятельность «пятой колонны». Потому что то, что произошло с рублем, иначе как диверсией «пятой колонны» назвать невозможно. На этом фоне мы, различные организации и общественные деятели, начали высказывать похожие идеи о необходимости объединиться в движение и не допустить развития в России украинского сценария.

— Что это за «пятая колонна», которая виновата в падении рубля и от которой исходит запах горелых покрышек?

Хирург: Вы и есть «пятая колонна», что тут непонятного?

— Я, Алина Гарбузняк, — «пятая колонна»?

Хирург: Лично вы, может быть, и нет.

— То есть вы меня в переносном смысле «пятой колонной» назвали? Так проясните метафору.

Хирург: «Профиль» – это часть «Шпигеля», так?

— Нет. «Шпигель» – это партнер нашего журнала.

Хирург: Партнер. Вот я вам говорю, что я лично своими собственными глазами читал ложь на страницах этого журнала.

— Какую ложь?

Хирург: Конкретно обо мне.

Стариков: И обо мне тоже...

Хирург: Секундочку, я закончу. Мне плевать, что там кукарекают, это далеко, и меня не касается, но мои друзья немцы сами мне прислали эту статью с откровенной ложью в мой адрес.

— В «Профиле» эта статья тоже была опубликована?

Хирург: Нет, в «Профиле» не была опубликована. Я говорю про «Шпигель», вашего партнера.

— Что именно написали о вас не так?

Хирург: Я вам пришлю ссылку.

(Позже Хирург прислал ссылку на материал немецкого журнала «Der Spiegel», в котором его возмутили следующие слова: «Одна особенно странная встреча подчеркивает методы, которые Путин использует для расширения своего влияния в Сербии. Год назад Николич (президент Сербии Томислав Николич — «Профиль») принял у себя главу московского байкерского клуба «Ночные волки» Александра Залдостанова. Путин говорит о Залдастанове (по прозвищу Хирург) как о своем «брате». Банда неоднократно попадала в фокус внимания СМИ за свой открытый антисемитизм и гомофобию. Их позиция согласуется с теми взглядами, которые пользуются в Сербии широкой поддержкой». Свой ответ на публикацию «Шпигеля» Хирург опубликовал на сайте телеканала «Russia Today» )

Стариков: Я скажу. Немецкая журналистка брала интервью у меня и моих коллег и попыталась подать это очень тенденциозно, называла нас всевозможными эпитетами, которые должны были создать у читателя негативное отношение к тем взглядам, которые мы высказываем. Есть русская поговорка: ложки нашлись, а осадок остался. Вот такое у нас с коллегой отношение к журналу «Шпигель», к проамериканскому концерну, составной частью которого вы являетесь. Вы средство массовой информации проамериканское, которое стоит всегда на позициях Запада, находясь в России. За это мы вас не очень любим, читаем, но не соглашаемся.

В поисках пятой колонны

— Давайте подробнее поговорим про «пятую колонну». Что я «пятая колонна», я уже узнала. Кто еще в нее входит? Кто те люди, с которыми вы собираетесь бороться, которых хотите нейтрализовать?

Стариков: Не нужно вешать на «Антимайдан» ярлык, будто мы с кем-то боремся. Когда все общественно-политические движения, независимо от их взглядов и симпатий, будут проводить уличные манифестации и акции строго в соответствии с российским законодательством, мы будем счастливы таким положением вещей.

— Это требование звучало и до появления вашего движения – от правоохранителей, от депутатов, которые ужесточили закон о митингах. Зачем «Антимайдан» понадобился?

Стариков: Чтобы так называемым «мирным демонстрантам», которые разрушили уже несколько государств, в том числе Украину, не удалось остаться один на один с нашими правоохранительными органами и создать у народа и у западных зрителей иллюзию, что государство мешает какой-либо части населения выразить свою точку зрения. Здесь мирные демонстранты? Придут другие, не менее мирные, которые скажут: «Пожалуйста, разойдитесь, не пытайтесь устраивать беспорядки». Мы хотим, чтобы наши правоохранительные органы не чувствовали себя брошенными и одинокими, как «Беркут» в Киеве, без какой-либо общественной поддержки.

— То есть вы собираетесь помогать правоохранителям поддерживать порядок?

Стариков: Мы собираемся обеспечить ситуацию, при которой все общественные движения будут действовать в рамках закона.

— Что вы для этого будете делать?

Стариков: Мы это уже сделали 15 января, когда объявили о создании нашего движения. У нас была информация, что на одной из площадей Москвы так называемые оппозиционеры попытаются устроить беспорядки. Мы туда пришли и пригласили погулять там наших сторонников. Нас пришло 1,5 тысячи, оппозиционеров — 10 человек. В результате все было тихо, мирно, спокойно. Ну, несколько человек было задержано правоохранительными органами, в том числе и наши сторонники, которые начали скандировать. Это было расценено как проведение митинга или демонстрации.

— Понятно. Чтобы не допустить беспорядков, вы хотите «разбавлять» акции оппозиции своими сторонниками.

Стариков: Если в одном месте соберется полторы–две–пять тысяч крепких здоровых мужчин, идеологически заряженных, прошедших, возможно, фронты каких-то войн, казаки, молодежь, — то у тех, кто потенциально готов организовать беспорядки, просто отпадет желание это делать. Все будет тихо, мирно, ровно так, как мы хотим.

— Задавите массой?

Стариков: Нет, мы никого давить не собираемся. Но ведь москвичам можно гулять по улицам столицы, или вы против этого?

— То есть бить вы никого не собираетесь?

Стариков: Речь не идет о битье. Мы просто будем гулять.

— Александр, а вы со своими товарищами тоже будете гулять там на мотоциклах?

Хирург: Если государству потребуется от меня какое-то действие, чтобы его защитить, я буду действовать. Потребуется бить – буду бить. Потребуется на амбразуру лечь – лягу на амбразуру, если это потребуется для спасения государства. Можете в этом не сомневаться. Я видел, что творилось на Украине, там у меня трое человек погибло, моих близких братьев. И это я еще не говорю про друзей, которые сгорели, лишились своих близких. Чтобы не допустить этого, я буду делать все, что потребуется, без разбора.

— А как вы поймете, что время пришло и пора действовать? Какого сигнала вы ждете?

Хирург: У меня нет ответа. Это будет подсказано самой ситуацией, подсказано действиями: какое будет действие – такое и противодействие.

— Я хочу понять, кто у вас враг и что вы собираетесь с ним делать.

Стариков: У нас нет врагов. Наше движение создано не для борьбы с врагами. Оно ставит своей целью не допустить государственный переворот в России.

— Давайте вернемся к мифической «пятой колонне». Вы сказали, что «пятая колонна» — это я. Кто еще в нее входит?

Хирург: Я не конкретно о вас сказал. Просто журнал «Профиль» у меня сразу ассоциируется со «Шпигелем». А этот журнал врет, и когда его уличаешь во лжи, он не готов ее опровергнуть.

Стариков: Об этом говорят сами немцы. Так вот «пятая колонна» – это те, кто готов принести интересы России в угоду Западу.

— Кто «те», «они»? Сколько их, как их зовут? Где они работают?

Стариков: Вы задаете вопросы представителю общественного движения, а не руководителю отдела спецслужб.

— Почему вашей «пятой колонны» не видно? Где она прячется?

Стариков: Вы считаете, что не видно, а мы считаем, что видно. 1 марта будет проводиться политическая акция теми лидерами, которых мы относим к «пятой колонне» (беседа проходила 26 февраля 2015 года. — «Профиль»). Эти лидеры присутствуют в информационном поле России. Они постоянно делают заявления, они недовольны тем, что Россия воссоединилась с Крымом, они хотели бы, чтобы Россия никак не поддерживала население Донбасса.

— Выходит, «пятая колонна» — это та самая оппозиция, которая, как вы со мной согласились, сегодня чрезвычайно слаба?

Хирург: Коль, давай-ка лучше ты дальше сам все объяснишь... Я пошел. Наша беседа мне почему-то допрос напоминает.

Стариков: Давай. Это будет мой крест. (Хирург уходит) Вы играете в маленькую наивную девочку, которая ничего не знает, не понимает. Но я все-таки буду говорить для взрослых людей. Мы с вами выяснили, что «пятая колонна» существует, но она сегодня в ослабленном положении.

Майдан по американской методичке

— Почему ее не видно?

— Не перебивайте меня, если хотите получить ответ. А то один из наших уважаемых интервьюируемых уже расстроился от уровня ваших вопросов. «Пятая колонна» в России существует. Это либералы, это работники НКО, это люди, голосующие за либеральные партии в силу своих политических пристрастий. Таких людей в России всегда было немного, не только сегодня, но и в царские времена. Это показывает голосование за либеральные партии – они набирают 3%, не больше. Но речь идет о технологии. Оранжевая технология – это целая матрица: накачка эмоциями толпы, уличные беспорядки. Посмотрите на Украину: огромное количество здравомыслящих людей там сегодня живет просто в параллельном мире. Это достигнуто определенными технологиями. Я считаю, что создание патриотических организаций всегда идет на пользу государству, хуже от этого быть не может. Если появляется организация, которая собирается не допустить государственного переворота, расстраиваться от ее появления могут только те, кто планирует государственный переворот. Если вам кажется, что нет никакой опасности, значит, считайте, что мы проявили немного большую бдительность, чем требовалось.

— Почему ваше движение не возникло в 2011-2012 годах, когда были массовые митинги?

— Было бы странно, если бы «Антимайдан» появился раньше «Майдана».

— Постойте, но ведь первый «Майдан» был в 2004 году.

— Это был совершенно другой «Майдан». «Майдан» в том виде, в котором он разрушил Украину, произошел в 2014 году. Это технология с вооруженным захватом власти. Я в тот момент был одним из ораторов митинга на Поклонной. Мы делали все, что было нужно, чтобы удержать ситуацию в России от развития по украинскому сценарию. Это удалось сделать. Сегодня мы видим другую опасность. Опасность не мирных митингов, а боевиков, которые пытаются захватывать здания и нападать на полицейских. Поэтому и противодействовать мы собираемся несколько иными способами.

— Вы говорите, что организаторы «майданов» благодаря технологии используют в своих целях здравомыслящих людей, которые на самом деле их взглядов не разделяют. Расскажите, как работает эта технология.

— Почитайте методички Джина Шарпа. Людей выводят под лозунгами, которые могут приобрести их симпатии. Людей на Майдан в Киеве выводили против коррупции, за безвизовый въезд в Европу, за повышение уровня жизни. К реальности того, что произошло после, это не имеет никакого отношения.

— Как отличить настоящий митинг против коррупции от «Майдана»?

— Посмотрите на его организаторов. Если бороться с коррупцией вас призывает бывший премьер-министр, у которого кличка «Миша три процента», то, наверно, что-то здесь не так. Если вас на митинг по борьбе с коррупцией зовет блогер, против которого есть два условных приговора, тоже, наверно, это очень странная ситуация. Если вас туда зовет человек, фактически укравший нефтяную компанию у России и отсидевший 10 лет за неуплату налогов, вас тоже это должно насторожить.

— Кто мог бы провести честный митинг против коррупции так, чтобы у вас не возникло подозрения, что это рука Запада, «пятая колонна»?

— Не знаю, кто мог бы провести честный митинг против коррупции. Но для меня совершенно очевидно, что те, кто проводит митинги, в том числе против коррупции (там еще целый перечень требований, включая сокращение военного бюджета, отставку президента), преследуют какие угодно цели, но уж точно не борьбу с коррупцией. Это для них повод раскачать ситуацию. Спросите боевиков батальона «Азов», которые ходили на Майдан, как они борются с коррупцией, и исчезла ли она после государственного переворота февраля 2014 года.

Читать далее

nvrus.org - Жми репост!
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, либо зайти на сайт под своим именем. Или войдите с помощью одной из соц.сетей.
Комментарии (0)
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария: